630102, г. Новосибирск, ул. Блюхера, 71б
kovcheg.help@mail.ru
Томск +7 (913) 724 4013
Новосибирск +7 (983) 311 5590

ОБРАТНЫЙ ЗВОНОК

Ваше имя
+7 Заказать
Укажите номер телефона 10 цифр

Печаль

 

«Ваши пальцы пахнут ладаном
И в ресницах спит печаль.
Ничего теперь не надо Вам,
Ничего теперь не жаль.»

Отрывок из песни А. Вертинского 1916г.

Печаль может быть связана с чувством потери и попыткой эту потерю примирить со своей жизнью. Печаль это продолжающееся желание быть в другом состоянии, чем это есть сейчас – желание быть любимым, быть защищённым, быть счастливым. Печаль вызывают мысли о том, что что-то в жизни не так, как этого хочется, как я нуждаюсь. В экзистенциальной печали оказывается, что очень долго (или никогда) не было ощущения любви, защищённости, счастливого покоя, а было много сражений в попытках выжить, сделать для себя других людей лучше, чем они есть. И печаль как способ проживать невозможность, утрату, как способ прощаться с надеждой, с ожиданием -  я хотел(а) бы любви и поддержки, но не получаю её и что теперь я буду делать? Что есть в моей жизни? И с этим малым, что мне удаётся нащупать в полуслепом ещё состоянии, я берусь идти дальше. Я принимаю свою ограниченность, принимаю свой опыт, как единственный, который есть, он одновременно и пепел выгоревшего пространства жизни, и глина, из которой я снова буду творить свою жизнь и прокладывать новый путь. Мне нужно сокрушиться, мне нужно сокрушить то, что перестало работать, мне нужно это оплакать, чтобы оставить. Я позволяю себе быть в печали, я позволяю себе слышать своё сердце, свою душу и я слышу. Я слышу, как внутри рождается новое. Не сразу. Я продолжаю слушать. И, правда – новое. «На что это похоже?» – спрашиваю я себя? И я же изнутри отвечаю себе, формулируя с помощью предположения «как будто», стараясь подобрать то, на что мои чувства откликаются, и ощущаю отчётливо : «Я заслуживаю любви и поддержки, даже если не получаю этого сейчас или не получала этого тогда.» И звучит и ощущается еще более уверенно и уже с радостью: «Я заслуживаю любви и поддержки, даже если не получаю этого сейчас или не получал(а) тогда!» Я заслуживаю по праву рождения, потому что я есть на этом свете, и если не здесь и не сейчас, если не в этих отношениях (пусть даже самых давних для меня отношениях с матерью, отцом и другими близ расположенными), то в других. И при этом я отказываюсь ждать любви от кого бы то ни было, я отказываюсь опираться в оценке себя на чужую невозможность дать, я заслуживаю любви и одобрения в каждый момент времени вне зависимости от того дают мне их или нет. Я заслуживаю любви, быть живым (живой) вне зависимости от того, слышу я благословение из вне или нет – я слышу его внутри себя.

Я принимаю свою меланхоличную гостью, я принимаю свою печаль, я принимаю себя в печали. Я принимаю - значит со мной всё в порядке, я просто в другом состоянии и я хочу его слышать, я не хочу отмахиваться, заливать, заедать, задурманивать. Я хочу побыть с этим собеседником, я хочу дать ему слово и принять его как горькое лекарство и позволить ему вылечить меня, мутное во мне сделать ясным.

Печаль похожа на временное отсутствие связи с неким внутренним каналом (ощущением) любви и радости. Эта связь может быть нарушена в течение долгого времени и печаль может стать привычкой, но верить ей нельзя, это всего лишь мостик между старым и новым.  Гнать печаль опасно, она реальность психического пространства и требует к себе внимания и проживания. Игнорирование и попытка подавить подавят и радость, и любовь, и другие чувства, введёт в состояние долгого эмоционального отупения, оглушения, откажут все внутренние маяки, компасы и страшно предположить, куда заведёт жизненная дорожка с отключенным внутренним указателем.

Печаль ощущается в теле давлением, дрожью, сонливостью, каким-то особенным переживанием, для каждого оно своё. Телесно её необходимо чувствовать и наблюдать за тем, как вчувствованное проживание переводит в новые ощущения – это динамика и она всегда есть, если не тормозить переживание и не проваливаться в него как в яму. В печали глубокий вдох и глубокий выдох помогает проживанию, глубокое дыхание признак способности выражать любые чувства. Дышу глубоко. Печаль это личная пустыня, когда проживается фактическое одиночество или эмоциональное. Это состояние отчуждения от других и среди других, переживание своей отдельности, иногда изолированности реальной или внутренней. Продуктивна временная печаль с выходом в радость. Привычка быть «чужим» (отчуждённость, одиночество) нуждается в исправлении, она - сценарий «нет в жизни счастья», «нет в жизни радости», когда в семье, вроде бы полной, «появляется» брошенный ребёнок (не фактически, но душевно), эмоциональная сирота, лишний человек или неудобный. Но увидеть это очень не просто, потому что состояние «брошенного» очень привычно, а там в прошлом вроде бы заботились и любили.

Что делать, чтобы всё-таки увидеть? Я описываю свою жизнь в своём дневнике, вспоминаю. Какая мама на фотографиях грустная и какое всё вокруг грустное настолько, что ребёнку это невозможно вынести. Но теперь, уже будучи взрослым человеком я что-то могу для себя. Во мне столько грусти, столько печали и отчуждённости, что кажется, вокруг меня стелется холодный туман. Я оживаю, потому что осознаю и начинаю выражать чувство в его осознавании. Новый пазл встраивается из туманного воспоминания в чёткую информацию: мама очень грустная,  потому что не может ощутить близость, почувствовать контакт со своим мужем (мои отцом). Ей трудно выражать настоящие чувства, ей трудно признаваться в том, что она эмоционально ранится. Она интерпретирует своё состояние как брошенность, ненужность и еще больше отчуждается в горечи обиды. Ей кажется, что это он (её мужчина, которого она так любит, но не может быть открыто уязвимой с ним) виноват в том, как ей плохо, как трудно быть с собой и своими чувствами, со своей уязвимостью. Позже она много раз грустно скажет: «Он нас бросил.» Образец был списан.

Я оживаю. Я знаю теперь, что ответственность за контакт, за близость и на моей стороне тоже. Меня никто не может бросить, если я не младенец и не ручная кладь, но я могу ощущать отчуждённость, могу ощущать внутреннюю брошенность. И я могу с этим справляться, каждый раз перестраивая привычку это чувствовать, я могу наблюдать свою иллюзию, свою печаль и помогать ей рассеиваться, переходить в новое естественное чувство радости.